И еще раз о самых сложных проблемах

В хирургии сердца есть области, которые плохо разработаны из-за тяжести патологии и сложности оперативного вмешательства. К ним относятся, например, аневризмы восходящей аорты и ее дуги, особенно возникшие вследствие расслоения, сочетающиеся с недостаточностью аортального клапана. Такие заболевания труднодоступны для хирургического лечения. Хирургу приходится выполнять резекцию восходящей аорты с замещением иссеченного участка протезом из дакрона — края последнего должны быть подшиты к истонченным, легко разрывающимся, расползающимся тканям. Искусственное кровообращение при таких вмешательствах требуется длительное, пережатие аорты обычно длится 1,5—2 ч., а при реимплантации устий коронарных артерий — еще дольше.

В нашем институте имеется опыт таких операций, однако в значительном проценте опыт печальный. Дело в том, что на каком-то этапе мы концентрировали таких больных в сосудистом отделении, что, как понятно сегодня, было не совсем верно. Я не сумел вовремя оценить целый ряд факторов. Больных оперировал хирург П. Это был весьма средний хирург, но главным его недостатком было нежелание с кем-либо советоваться, обсуждать острые моменты. Позже мы разобрались: это был вообще холодный, равнодушный человек. Теряя больного, он не казнил себя, как все мы, и на следующую операцию шел так же, как и на все предыдущие. В результате проблема в стенах института оказалась проваленной.

Я не хотел браться за эту проблему в такой сложной ситуации. Да еще на меня тяжело подействовал один случай. В 1974 г. я оперировал Василия У., 40 лет, с атеросклеротической аневризмой восходящей аорты и недостаточностью аортального клапана. Мы имплантировали этому больному отечественный образец шарикового клапана и заместили протезом восходящую аорту. Операция прошла гладко, и вскоре наш пациент был готов к выписке. Это был первый такой оперированный больной в стране, и мы задержали его выписку. Я подружился с ним и полюбил этого милого, доброго и сердечного человека. И вдруг ровно через месяц после операции Василий внезапно погиб. Нетрудно себе представить, что я пережил. А причина смерти оказалась очень обидной: на клапане образовался малюсенький тромб, который внезапно оторвался и током крови был занесен в устье коронарной левой артерии, что и привело к внезапной остановке сердца. После этого случая, да еще в сложившейся ситуации к подобным вмешательствам вернуться было непросто. Однако больные не должны были ждать.

Проблему передали опытному, умному хирургу, обладавшему блестящей техникой, серьезному, внимательному врачу, который, как у нас принято говорить, сам умирает с каждым больным, — Г. И. Цукерману. И она сразу же «пошла». С трудом и потерями, ценой огромных усилий Г. И. Цукерман с помощниками выполнил целый ряд успешных операций, внес много нового в технику и, наконец, в 1983 г прооперировал больного по методике, разработанной французом Кабролем.

В методику операции было заложено много оригинального, творческого. Такую технику операции мог предложить только хирург, обладавший огромным опытом и творческим, конструктивным умом.

Сейчас, благодаря усовершенствованию техники вмешательства, четыре сотрудника института с успехом выполняют эту трудную операцию.

Еще один из самых, пожалуй, драматических пунктов кардиохирургии — опухоли сердца. Обычно эти опухоли доброкачественные, но при значительном росте обусловливают появление мучительных для больного симптомов и приводят к внезапной смерти... Чаще такие опухоли возникают в левом предсердии. Достигая больших размеров, такая опухоль на ножке начинает периодически прикрывать левое атриовентрикулярное отверстие. Острые расстройства внутрисердечной гемодинамики ведут к резчайшему малокровию головного мозга и глубокому обмороку. Как правило, после падения больного опухоль «откидывается» в сторону головы, кровообращение восстанавливается, и больной приходит в себя. У ряда больных со временем наступает распад опухоли и развивается септическое состояние.

С внедрением эхокардиографии диагноз ставится достаточно просто. Операция удаления опухоли, как правило, полностью излечивает больного. Смертность после операции небольшая. Опухоли наблюдаются самой разнообразной локализации, подчас чрезвычайно редкой. Например, всего раз в своей жизни я наблюдал доброкачественную миксому в выводном отделе левого желудочка, развившуюся у десятилетнего мальчика. Фиксирована она была ножкой к перегородке, под самой створкой аортального клапана. Ребенку угрожала внезапная смерть. Он был оперирован доступом через аорту, и опухоль с успехом была удалена.