Хирургическое лечение ишемической болезни сердца


1 2 3 4 5 6 7 8 9

Огромный вклад в развитие этой проблемы внес коллектив, руководимый замечательным советским ученым-кардиологом Е. И. Чазовым. За создание тромболизирующих препаратов и внедрение их в практику Б. И. Чазову и группе руководимых им исследователей присуждена Ленинская премия.

Коротко о проблеме лечения кардиогенного шока. Большинство больных с инфактом миокарда погибают от кардиогенного шока, обусловленного обширным инфарктом. Исследователи нашего института (В. Г. Барвынь, Д. Г. Иоселиани, Л. Д. Крымский) показали, что у всех погибших от кардиогенного шока наблюдается инфаркт миокарда с поражением 30—40% и более сердечной мышцы. Коронарные артерии всегда резко сужены, и как правило, оказывается пораженным множество сосудов, питающих мышцу сердца.

Большинство исследователей сошлись на том, что при консервативной терапии кардиогенного шока погибает 95—100% больных.

Андриан Кантровиц (США) предложил метод, который носит название контрпульсации. Зонд, снабженный баллоном, представляющим собой цилиндр из достаточно плотной резины длиной 15—20 см, через бедренную артерию вводят в нисходящую аорту и подсоединяют к аппарату. Через просвет зонда в момент диастолы раздувается цилиндрический баллон, а во время систолы напряжение внутри последнего сбрасывается, и он спадается. Раздувание баллона производится строго синхрониэованно с сокращениями сердца посредством восприятия специальным устройством сигнала с зубцов электрокардиограммы. В момент раздувания баллона в диастолу повышается диасто-лическое давление и улучшается коронарный кровоток.

В Институте сердечно-сосудистой хирургии им. А. Н. Бакулева под руководством Владимира Барвыня и при участии «Скорой помощи» Москвы была организована специальная бригада для выездов на соответствующим образом оборудованной машине. Бригада выезжала к больным с тяжелейшими формами инфаркта миокарда и кардиогенного шока. Более 30 тыс. выездов, до 2 тыс. больных, доставленных с инфарктом миокарда, — вот результат работы бригады к 1984 г. К этому же времени бригада накопила опыт более 300 контрпульсаций и доказала, что этим методом можно вывести из кардиогенного шока около 50% больных. Но, увы, пока что в среднем 30% из них затем погибают от различных осложнений, обусловленных обширным инфарктом.

Метод контрпульсации сейчас широко внедрен в клинику, доказано, что он улучшает течение тяжелых форм инфаркта миокарда, не осложненного шоком. Метод стали широко использовать в клинике при лечении различных форм сердечной недостаточности, особенно после аортокоронарного шунтирования. Работа была в самом разгаре. Владимир Барвынь завершил и блестяще защитил докторскую диссертацию по кардиогенному шоку. Но коллектив института постигла тяжелая утрата: летом 1981 г. в расцвете творческих сил от коронарной болезни погиб сам Владимир. Работа в этой области на время прекратилась. Слишком все любили этого лучезарного, доброго и невероятно энергичного человека, — непросто было вторгнуться в начатое им дело. Он оставил большое научное наследство. Вот только сейчас уже в упомянутой выше 15-й больнице под руководством Д. Г. Иоселиани вновь заработала выездная бригада.

Пороки сердца, возникшие на почве инфаркта миокарда, — одна из самых драматических глав кардиохирургии.

К 1971 г., когда Китамура с соавторами опубликовал одну из первых в мире статей, посвященных постинфарктному дефекту межжелудочковой перегородки, было описано в мире 66 случаев. Статья Китамурыс соавторами была основана на четырех личных наблюдениях. У Дюбоста во Франции было 6, у Кули — тоже 6.

Через 10 лет на советско-французском симпозиуме Р. Ноттэн из клиники Дюбоста мог доложить о 83 наблюдениях. Мы к этому времени располагали уже 40 случаями. Тщательный анализ суммарного опыта кое-что дал; однако его было еще мало для сколь-либо серьезных заключений. Единственное, что стало абсолютно ясно: почти все больные, у которых на почве инфаркта образовался дефект межжелудочковой перегородки, погибают; часть из них переживает месяц-два после острого периода, но страдает декомпенсацией кровообращения, не поддающейся медикаментозной терапии, и постепенно угасает. Было уже тогда ясно, что наиболее тяжелый для больного период — это первые дни, даже первые 20—25 дней.

В 1970 г. я был вызван на консультацию в военный госпиталь им. Н. Н. Бурденко. У больного М., 50 лет, инфаркт развился за 20 дней до моего осмотра, а 15 дней назад состояние резко ухудшилось: одышка — до 40 дыханий в минуту, частота пульса в покое — ПО—116 ударов. Больной бледен, огромная печень, стопы ног холодные. На рентгенограмме на легкие страшно смотреть — резко выраженный застой, такое впечатление, что у больного тяжелейший интерстициальный отек легких. Тоны сердца глухие, очень глухие. Сердце резко расширено, и над ним слышен неинтенсивный систолический шум. Олигурия.


1 2 3 4 5 6 7 8 9