Врожденные пороки сердца


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Патологи и кардиохирурги многие годы ищут методы прижизненной диагностики необратимых изменений в легочных сосудах; однако до сих пор наблюдаются ошибки в оценке состояния сосудистого русла у больных детей с легочной гипертензией. Естественно желание хирурга попытаться спасти жизнь как можно большему количеству больных. К несчастью, есть случаи неоперабельные, и они должны быть своевременно выявлены. У таких больных и после операции остается очень высоким давление в легочной артерии, что ведет к развитию острейшей сердечной недостаточности. Ряд этих больных выживают, однако доказано, что у них деструктивные изменения сосудов легких прогрессируют, и они рано или поздно погибают от тяжелой легочной гипертензии.

Вот почему приведенные исследования так важны. Вся эта научно-исследовательская работа вкупе с созданными в хирургических центрах основами искусственного кровообращения, анестезии и техники операции дала возможность спасти от неминуемой смерти тысячи маленьких пациентов. Вместе с тем получены чрезвычайно ценные теоретические данные о природе и механизме возникновения тяжелейших структурных изменений в сосудах легких в строго определенных условиях.

Остановимся еще на одной проблеме, весьма важной для раннего детского возраста.

Коарктация - аорты (ее сужение обычно ниже левой подключичной артерии) — тоже один из довольно распространенных врожденных пороков. В 1946 г. в Стокгольме К. Крафорд выполнил' первую связанную с ним операцию. Для педиатров, кардиологов и кардиохирургов этот диагноз долгие годы ассоциировался с тяжелой гипертонией — но только в верхнем отделе туловища. На ногах обычно не удавалось прощупать пульсацию артерий. Патологоанатомические исследования детей, погибших от декомпенсации кровообращения в первый год жизни, показали, что одна из частых причин смерти — коарктация аорты. Педиатры, изучая детей со стойкой декомпенсацией кровообращения, не поддающейся меди-каментозной терапии, также обнаружили у многих из них коарктацию аорты.

Широко вошедшие в последние десятилетия в практику ангио-т кардиография и аортография дают возможность подтвердить диагноз н> установить анатомические особенности коарктации. Раздел этот изучен сейчас неплохо, равно как и открытый артериальный проток. Однако поискиj продолжаются. Разрабатывается эхокардиографическая диагностика порока» с целью освободить маленького пациента от таких исследований, как зондирование и ангиография, изучаются различные технические аспекты операции, особенности лечения данного порока при сочетании с другими, подробности послеоперационного ведения больных (последнее важно потому, что г пациенту часто бывает 3—4 месяца, а то и всего 10—12 дней от роду).

Клиника, диагностика   и   хирургическое   лечение ранее   неоперабельных   сложных   врожденных   пороков сердца. Речь идет об одной из труднейших проблем кардиохирур

гии, к решению которой мы приблизились лишь в последнее десятилетие.

Сама эта проблема является подтверждением относительности термина «ранее неоперабельный». Действительно, тот, кто был неоперабелен вчера, сегодня становится операбельным. Это вселяет надежду, что, может быть, завтра мы сумеем справиться с недугами, против которых пока бессильны.

Достижения физиологов, биохимиков, патологов, крупнейших ученых по фундаментальным наукам и, конечно, хирургов позволили создать, разработать и внедрить в практику длительное искусственное кровообращение, кардиоплегию, современные методы анестезии и реаниматологии. Так и только так — ценой огромного труда специалистов разных отраслей, непрерывных поисков, вдохновенного творчества — была создана новая захватывающая глава современной сердечно-сосудистой хирургии.

Принципиально новым разделом здесь стало создание искусственных сосудов и клапанов. Биологи, иммунологи, патологи, конструкторы, математики, биофизики внесли вклад, разработав искусственный ствол легочной артерии и искусственный клапан сердца из живой ткани — перикарда теленка, а также из сердечного клапана или из твердой мозговой оболочки, изъятых из трупа человека или животного. Благодаря всему этому хирурги получили возможность прооперировать больных, совсем недавно неоперабельных, с тяжелейшими и сложными пороками сердца, лишенных детства, юности, зрелости, обреченных на медленную смерть.

Не хочу быть несправедливым: проблема врожденных пороков сердца у больных старше трех-четырех лет сегодня достаточно хорошо разработана. Тысячи детей и подростков с различными тоже в недалеком прошлом неоперабельными пороками сердца возвращены к нормальной жизни. Маленькие растут, постарше трудятся, любят, отдыхают, дружат, путешествуют — строят каждый по-своему принадлежащий нам всем мир.

Не так давно я получил письмо из Ростовской области от своего бывшего больного, оперированного 15 лет назад. Ребенку был закрыт дефект межжелудочковой перегородки и имплантирован искусственный клапан в аорту вместо разрушенного болезнью. Сегодня мой пациент вырос и просил меня о помощи совсем иного рода: походатайствовать перед автоинспекцией о выдаче ему прав на вождение автомашины. Я попал в трудное положение. Искусственный клапан, имплантированный 15 лет назад, — один из первых советских образцов. Кто знает, что будет дальше? Но почему предполагать что-либо плохое? Клапан же отлично работает уже 15 лет. Однако человек, сидящий за рулем, рискует не только собой. Подумаем еще...


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13