Первый учитель


1 2 3 4

Попытаюсь в заключение кратко подытожить: что же все-таки мне дала больница скорой помощи в Тбилиси и кафедра оперативной хирургии и топографической анатомии, труды С. С. Юдина, с которыми я тогда познакомился, сам Давид Георгиевич.

Назову три фактора, ставшие для меня определяющими в дальнейшей работе и сыгравшие важнейшую роль в формировании моих хирургических навыков.

1. Научный уровень наших знаний в различных областях хирургии. Фактор этот — изменчивый, колеблющийся, но постоянно и уверенно растущий. Рост идет то плавно, то скачками, благодаря усилиям хирургов всех стран,

гениальным открытиям отдельных лиц и напряженной работе целых коллективов. Ускорить научный прогресс хирургии трудно. Природа ревниво хранит некоторые из своих тайн, но хотя ряд труднейших вопросов в патологии и хирургии все еще остается нерешенным, накопленные к сегодняшнему дню материалы очень значительны и могут служить прочной базой для практической хирургии при самых разнообразных обстоятельствах.

  1. Организация места и условия самой хирургической работы. Речь идет о совокупности оборудования и снабжения всех видов хирургических учреждений. Это и обеспечение транспортом, и постройка инструментальных и фармацевтических заводов, и учет медицинских кадров всех родов, их надлежащее распределение и точный контроль, обеспечивающий оперативность и возможность эффективных перегруппировок, и многое другое.
  2. Уровень работы самих хирургов. От степени их подготовленности, наличия достаточной специализации, горячей заинтересованности в результатах своего труда зависит оптимальное использование достижений и науки и организации.

Итак, хирургию в целом определяют три основных пункта: наука, организация, люди.

Эти мысли, высказанные С. С. Юдиным в предисловии к первому изданию «Заметок по военно-полевой хирургии», стали для меня во многом основополагающими. Вся последующая моя деятельность во многом выверялась этими словами великого хирурга и организатора. Это принесло и много радости, и много огорчений. Это заставило быть максимально требовательным к себе, остро воспринимать собственные ошибки и ошибки коллег, не мириться с некомпетентностью, с ошибками в подборе кадров, в основах организации и планирования как науки, так и здравоохранения.

Сегодня за плечами жизнь. Многое кануло в прошлое, но принципы, завещанные первыми учителями, вошли в плоть и кровь. Об этом вспоминаю всякий раз, имея дело с молодыми врачами, которые сегодня стремятся чему-то научиться уже у меня. Как важно здесь не ошибиться, соблюсти должную меру доверия и требовательности, не уронить авторитета и не утерять контакта. Все это очень нелегко, потому что быт хирурга прозаичен, изнуряющ, а порой и жесток.

Приходится работать месяцами, годами, и никто вас не поглаживает по головке, никто не говорит о вас восторженных слов. Но этого человек, преданный делу, и не ждет — ему достаточно хоть изредка поймать на себе одобрительный и внимательный взгляд или ощутить заботу, пусть выраженную скупо и сдержанно: «Спасибо тебе, дорогой, шел бы немножко отдохнуть».

Помню, я работал уже в Москве, однажды ночью меня разбудил Лев Константинович Богуш — крупнейший хирург современности. В Институте туберкулеза в хирургическом отделении, которым он руководил, погибала больная после плевропневмоэктомии от кровотечения из-за нарушения свертываемости крови. Он знал, что у нас, оперировавших в условиях искусственного кровообращения, более широкие возможности для стабилизации свертывающей системы крови и остановки кровотечения. Я заехал в свой институт, забрал все, что только мог, и мы поехали на Яузу, в Институт туберкулеза. Проезжая мимо дежурного гастронома, Лев Константинович остановил машину и попросил меня зайти в магазин: «Купи поесть чего-нибудь, ну, там побольше колбасы, хлеба. Ребята с утра сидят...»

Женщина была спасена. Дежурную бригаду накормили. А под утро смертельно усталые разъехались. Эту дежурную бригаду сменила другая. Вспомнился именно этот эпизод, но из таких часов, дней, месяцев состоит вся жизнь хирургов. И если в начале пути доведется встретить человека, который, помимо профессиональных навыков, поможет выработать верную жизненную установку, это большое везение. Вот почему я всегда буду благодарно помнить моего первого учителя Давида Георгиевича Иоселиани.


1 2 3 4