Николай Михайлович Амосов


1 2

Партия, правительство и медицинская общественность высоко оценили заслуги Николая Михайловича: в 1961 г. ему вместе с группой выдающихся советских хирургов за разработку проблемы хирургического лечения болезней легких была присуждена Ленинская премия.

В нашей стране, как и в наиболее развитых странах мира, хирургия сердца развивалась бурно и стремительно. Советские хирурги приступили к разработке методов хирургического лечения болезней сердца. И опять-таки Бакулев и Вишневский в Москве, Куприянов в Ленинграде начали эту деятельность в начале 50-х годов, а Николай Михайлович Амосов на Украине в 1955 г. уже выполнил первые вмешательства на сердце. С Александром Николаевичем Бакулевым работал Евгений Николаевич Мешалкин, а с Петром Андреевичем — в первую очередь Сергей Леонидович Либов и Кира Феликсовна Ширяева. У Амосова не было, во всяком случае поначалу, столь ярких и надежных помощников.

В феврале 1962 г. на научной сессии Института сердечно-сосудистой хирургии Николай Михайлович Амосов доложил о наибольшем в стране опыте применения искусственного кровообращения при операциях на сердце. Энергии Николая Михайловича тогда не было предела. О его операциях, о его опыте, о созданном им аппарате искусственного кровообращения хорошо знали советские хирурги. В Киев, как в Мекку, приезжали познакомиться не только с опытом клиники, но и с самим Николаем Михайловичем.

В 1962 г. хирурги приступили к операциям протезирования клапана. Амосов работал над созданием новой модели клапана и в 1963 г. впервые в Советском Союзе произвел протезирование митрального клапана лепестковым протезом; вслед за ним Григорий Иосифович Цукерман протезировал митральный клапан, используя шариковый протез. В 1965 г. Николай Михайлович создал и впервые в мире ввел в практику модели сердечных клапанов с анти-тромбогенным покрытием.

Так шли дела. В распоряжении были только книги да опыт двух-трех клиник, на которые следовало ориентироваться и с которыми Николай Михайлович был всегда очень дружен. Разрабатывались и впервые внедрялись в практику оригинальные операции при врожденных, приобретенных пороках сердца, велись всесторонние исследования по патологии и клинической физиологии.

Николай Михайлович Амосов — фигура многогранная. В Амосове-хирурге живет Амосов-инженер, философ, математик, биолог и кибернетик. С 1960 г. Николай Михайлович возглавляет отдел биокибернетики Института кибернетики Украинской академии наук. Директор этого института академик В. М. Глушков в высшей степени высоко оценивал его работу.

Глубоко осознавая запросы современной медицины, Николай Михайлович провел глубокие фундаментальные исследования саморегуляции сердца, разработал машинную диагностику болезней сердца, создал физиологические модели внутренней среды организма человека и даже смоделировал на электронно-вычислительной машине основные функции психики и социально-психологических особенностей поведения человека. Николай Михайлович — автор многочисленных монографий по кибернетике, которые изданы в нашей стране и за рубежом. Эти исследования получили одобрение и высокое признание, они отмечены Государственной премией Украинской Советской Социалистической Республики.

Николай Михайлович непременный и активный участник всесоюзных съездов, конференций, симпозиумов. Мы часто приглашаем Амосова в наш Институт сердечно-сосудистой хирургии и чутко прислушиваемся к его оценкам сделанного нами. Это заинтересованные, эмоциональные, иногда нелицеприятные высказывания человека, не знающего, что такое сделка с совестью. Но зато и похвала из этих уст дорогого стоит. Помню, он сказал очень известному хирургу: «Я у вас многому научился». В этой фразе не было и не могло быть ни тени подобострастия. Не забуду, как, посмотрев у нас отделение интенсивной терапии и неотложной хирургии детей с врожденными пороками сердца, находящихся в критическом состоянии, Николай Михайлович сказал: «Какие вы молодцы!». Годы прошли, а помню. Потому что вполне может сказать и иное: «Зряшная эта ваша затея, то-то и то-то вы делаете неправильно». Это менее приятно, но тоже бывает необходимо.

Бытует мнение, что жизнь часто меняет характер человека. По-моему, сильному характеру это не грозит, хотя его-то, может быть, особенно жаль растрачивать на преодоление препятствий, которых могло бы не быть. Николай Михайлович немало пережил в борьбе с рутиной, способствуя становлению нового. Особенно трудно ему дались первые шаги в хирургии сердца. Но он и сегодня полон энергии, готов активно отстаивать достижения передовой человеческой мысли. Круг интересов Николая Михайловича удивителен. Многое осталось за пределами этого короткого очерка, но нельзя не упомянуть еще хотя бы о двух направлениях его деятельности. Весь мир читает написанные им книги. Книги Николая Михайловича неповторимы. Он сумел заинтересовать делом, которому служит, самые широкие массы читателей. Популярность его литературных произведений не падает с годами. «Мысли и сердце...» Эта книга о непреходящих человеческих ценностях, о жизни и смерти, о любви выдержала несколько изданий у нас и переведена на многие языки. Большой успех выпал и на долю «Записок из будущего», «Книги о счастье и несчастных».

Еще одна большая заслуга Николая Михайловича Амосова перед людьми — в неутомимой пропаганде режима жизни, укрепляющего здоровье, заставляющего отступать болезни. Он вообще ратует за правильное воспитание человека, за развитие профилактической медицины. И сам собственным примером демонстрирует наглядный результат верно организованного образа жизни. Его огромный авторитет, умение убеждать и увлекать создали целую армию его приверженцев и последователей во всем мире. Пытаясь сформулировать для себя главное в том или ином человеке, особенно если имя его широко известно, я всегда в первую очередь стараюсь определить его место в современной деятельности. Мир сложен, не просты и взаимоотношения между людьми. Место, которое занимает в этом мире Николай Михайлович Амосов, — это только его место, оно не могло бы быть занято кем-то

 

 


1 2