Петр Андреевич Куприянов


1 2 3 4

В 1953—1954 гг. появились первые сообщения об операциях на открытом сердце с использованием искусственного кровообращения и метода выключения сердца под гипотермией. Когда я с Е. В. Гублером и Г. А. Акимовым приступил к экспериментальной разработке метода выключения сердца из кровообращения под гипотермией, в мировой литературе было всего две-три статьи, основанные на экспериментальных исследованиях. В первую очередь это были работы Бигелоу, опубликованные в 1950 г., а также работы Борема с сотрудниками из Нидерландов.

Помню, как Петр Андреевич сказал мне с упреком: «Вот пока вы возитесь в экспериментальной лаборатории, Чарльз Бейли опубликовал свой опыт применения метода выключения сердца из кровообращения под гипотермией в клинике». Я сразу же познакомился со статьей Бейли. Из 13 прооперированных им больных 9 погибли. Первые удачные операции на выключенном из кровообращения сердце под гипотермией описали Сван из Денвера (вальвулопла-стика при клапанном стенозе легочной артерии и аорты) и Льюис, Варко и Тауфик из Минеаполиса (впервые в мире ушивание дефекта межпредсердной перегородки). И опять же Александр Николаевич Бакулев, его клиника в Москве, и Петр Андреевич в Ленинграде, а также Николай Михайлович Амосов вначале в Брянске, а потом в Киеве сделали первые шаги в разработке хирургии сердца в нашей стране. За короткое время клиника, руководимая П. А. Куприяновым, накопила оригинальный экспериментальный опыт по методу выключения сердца из кровообращения под гипотермией, который явился основой моего с Е. Гублером доклада — первого сообщения в стране о применении метода в эксперименте — на XXV съезде хирургов в 1955 г.

Клиника, которой руководил Петр Андреевич, за короткое время создала аппаратуру для обследования сложных больных с пороками сердца, изобрела и изготовила свой собственный оригинальный аппарат искусственного кровообращения. Создание этого аппарата в первую очередь связано с именем Ф. В. Балюзека. Через некоторое время его апарат был запущен в серийное производство. Сотрудниками клиники на этом аппарате было произведено много операций на открытом сердце.

Итак, разработка и применение метода интратрахеального наркоза, использование мышечных релаксантов (веществ, вызывающих временный паралич поперечнополосатых мышц), разработка методов зондирования и ангиокардиографии, оригинального аппарата искусственного кровообращения, а самое главное — разработка и внедрение в практику техники операций, основ ведения послеоперационного периода, применение метода выключения сердца из кровообращения под общим охлаждением — все это впервые сделано в клинике, руководимой   Петром Андреевичем.

Конечно, не только это, обо всем в небольшом очерке не скажешь. Но вот о чем нельзя не сказать. Главная заслуга Петра Андреевича, с моей точки зрения, — даже не научный поиск руководимой им клиники, даже не его достижения как замечательного военно-полевого хирурга — главного хирурга Ленинградского фронта во время Великой Отечественной войны. Создание школы хирургов — вот его самая большая заслуга перед Родиной. За сравнительно короткий период, несколько послевоенных лет, в клинике, руководимой П. А. Куприяновым, была подготовлена к самостоятельной работе целая плеяда опытных хирургов и исследователей с самобытным мышлением. Вот такая деталь: ряд очень хороших хирургов не считаются учениками Петра Андреевича — слишком короткий срок они с ним проработали, но сами они убеждены (я это знаю с их слов): период, проведенный в клинике, определил всю их дальнейшую жизнь.

Петр Андреевич был широкообразованным человеком. Он прекрасно знал основы классической медицины, живо интересовался современными достижениями. И при этом непрерывно и постоянно работал над собой, так что угнаться за ним было просто невозможно. Но в научных спорах он никогда не унижал своего оппонента, не был безапелляционен. Его любимыми словами были: «Я думаю», «мне кажется», «по-моему», «с моей точки зрения». Но выступления всегда были веско аргументированы, абсолютно лишены демагогических фраз, а иногда и достаточно резки.

Выступая в дискуссии «Каким видится вам человек будущего», организованной в 60-е годы газетой «Известия», академик С. Соболев писал, что проо-лемы современной науки и науки будущего непосильно решать одному, двум, трем, даже десятку самых талантливых людей. Поэтому каждый ученый должен перестать смотреть на свой личный труд как на нечто, принадлежащее ему.


1 2 3 4