Петр Андреевич Куприянов


1 2 3 4

В годы войны П. А. Куприянов в своих многочисленных докладах и статьях привлекает внимание врачей к наиболее важным разделам военно-полевой хирургии. Среди его работ этого периода можно отметить: «Лечение и эвакуация раненых на Ленинградском фронте» (1942), «Классификация ран и ранений» (1943), «Огнестрельные ранения груди» (1942), «Ампутация конечностей на этапах санитарной эвакуации» (1943), «О хирургической обработке огнестрельных ран» (1944) и др. Большое место в деятельности П. А. Куприянова, особенно во второй половине Великой Отечественной войны, занимает изучение огнестрельных ранений груди. На основании тщательного анализа собственных наблюдений и обобщения опыта ряда военно-медицинских учреждений Петр Андреевич приходит к заключению о необходимости более радикальной первичной хирургической обработки ран этой области. Результаты длительного и глубокого исследования хирургической тактики по отношению к раненным в грудь были обобщены в двух томах «Опыта советской медицины в Великой Отечественной войне 1941 —1945 гг.».

В 1944 г. Петр Андреевич создает, а затем и возглавляет факультетскую хирургическую клинику ВМОЛА им. С. М. Кирова (ныне хирургическая клиника для усовершенствования врачей № 1). Вместе с большой работой по усовершенствованию хирургов и анестезиологов коллектив руководимой П. А. Куприяновым клиники целеустремленно занимается разработкой важнейших проблем, связанных с грудной хирургией. Наряду с совершенствованием диагностики и хирургической техники проводятся исследования, направленные на изыскание наиболее эффективных способов профилактики и терапии функциональных расстройств, угрожающих больным при сложных операциях на органах груди.

Хорошо помню первые шаги по освоению операции удаления легкого и его доли. Для развития проблемы следовало разработать целый ряд новейших методик. На моих глазах и при моем участии были внедрены в практику методика бронхографии и бронхоскопии. С первых же шагов научно-исследовательской работы в клинике П. А. Куприянова я твердо решил выполнить исследования, не повторяя уже сделанного. Тему для диссертационной работы я выбрал вместе с М. Н. Аничковым. Он мне подарил книгу Бьеркмаиа, обобщившего тогда небольшой имеющийся в мире опыт бронхоспиромет-рии — раздельного исследования дыхательной функции легких.

Я тщательно изучил монографию и взялся за дело — необходимо было создать двухпросветный бронхоскоп. Надо было овладеть в совершенстве методом бронхоскопии. Надо было собрать два аппарата Книппинга, позволяющих регистрировать дыхание и потребление кислорода; однако вся трудность заключалась в том, что оба эти аппарата должны были быть абсолютно четко откалиброванными. Может быть, сейчас это и нетрудно, но тогда, в 1947 г., было делом чрезвычайной сложности. Но я не унывал. На заводе «Красногвардеец» по нашему заказу был создан двухствольный бронхоскоп с осветителем на конце по схеме бронхоскопа Джексона. Прикрепить раздувающиеся манжетки на один из стволов и основной магистральный ствол бронхоскопа было необыкновенно трудно, а фиксировать герметически тонкую резинку, снабженную микротрубопроводом, к металлической стенке бронхоскопа казалось практически невозможным. Я вооружился соответствующей резинкой, тончайшими проводниками и резиновым клеем и долго осваивал все детали подготавливаемого метода. Одновременно в мастерских академии чудесный русский мастеровой Саша Варварин (золотые руки) создал спаренный книппинг. И вот все готово. С разрешения Петра Андреевича мы приступили к первому исследованию. Саму бронхоскопию выполнял М. Н. Аничков. Мы подобрали больного — высокого, худого, с длинной шеей, с отсутствием передних зубов — с ним легче было работать. После тщательно выполненной анестезии Милий Николаевич выполнил бронхоскопию. Трудно передать то волнение, которое мы испытывали, когда увидели одновременную запись каждого из легких в отдельности. Эта была первая такая запись, полученная в нашей стране. Успех окрылил.

Мы, молодые специалисты, с большим увлечением осваивали новейшие методики, о которых еще не знали в нашей стране. И с большим интересом наблюдали за работой центра, руководимого А. Н. Бакулевым в Москве, во 2-м медицинском институте. Кроме Куприянова и Бакулева, хирургией легких тогда интенсивно занимались молодой очень талантливый хирург Лев Константинович Богуш в Москве и в маленькой больнице Брянска Николай Михайлович Амосов. В первые годы мы теряли огромный процент оперированных больных, примерно 25—30%. В практику анестезии только стали внедряться кураре и курареподобные препараты, которые позволили резко уменьшить количество вводимых ингаляционных наркотиков, в частности эфира. Огромные дозы эфира, которые получали больные, нестабильная гемодинамика, необходимость применения адреналина часто приводили к отеку оставшегося легкого. Мы дежурили у наших больных сутками, совершенно изматывались, не спали ночами. Но постепенно наши знания расширялись, и успехи становились все ощутимее.

Петр Андреевич был удивителным руководителем. Он поощрял все начинания, всячески способствовал развитию работ. Он очень интересовался исследованиями внешнего дыхания, методом бронхоспирометрии, которым именно я стал заниматься впервые в нашей стране, изучением гемодинамики в послеоперационном периоде и особенно анатомическими исследованиями удаленных легких и долей, пораженных патологическим процессом. Все это было начато фактически в 1947—1948 гг. И лишь в 1955 г. под редакцией Петра Андреевича Куприянова вышла первая в стране коллективная монография «Гнойные заболевания плевры и легких».


1 2 3 4