Первые шаги


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

В большинстве медицинских учреждений и по сей день на вооружении традиционные приемы оценки больного с расстройствами кровообращения. Они сводятся к следующему. Если больной бледен, беспокоен, у него тахикардия, тоны сердца глухие, дыхание учащенное, мочевыделение пониженное, ему назначают сердечные препараты. Врачи давно поняли: функции сердца и кровообращения практически едины, теснейшим образом связаны. В зависимости от условий, которые привели к расстройствам кровообращения, выделены следующие состояния:

—    шок и коллапс;

—    шок при инфаркте миокарда (т. е. кардиогенный шок);

—   сердечная недостаточность, обусловленная падением сердечного выброса.

Но больной после операции на сердце оказался сложен для понимания. Кэннон, Эрнст Гельгорн и Н. Н. Бурденко описали стереотипную реакцию организма, которую Кэннон назвал «реакцией тревоги». Я очень советую молодым врачам вдумчиво и не раз прочитать книгу Эрнста Гельгорна «Регуляторные функции вегетативной нервной системы». Реакции вегетативной нервной системы и кровообращения, особенно при операции на сердце, особенно во время и после проведения искусственного кровообращения, сложны и многообразны. Суть их в стереотипном ответе организма — спазме периферических сосудов и сосудов так называемого третьего круга кровообращения, т. е. питающих органы пищеварения и иннервируемых чревным нервом. Все устроено в организме так, чтобы во время «тревоги» — в данном случае при кровопотере, нарушении дыхания и газообмена (в частности, при проведении искусственного кровообращения) — мозг и сердце получали бы по возможности больше крови. Разумеется, если анестезия оптимальна и точно соблюдены все требования к искусственному кровообращению, состояние больного ближе к естественному, чем при нарушении этих правил. Однако вовсе избежать такого рода осложнений практически не удается. Наши познания в вопросах анестезии и искусственного кровообращения еще недостаточны, потому и возникают сложные сосудистые реакции, явные нарушения функции головного мозга и других жизненно важных органов, наконец, желудочные кровотечения: от появления в желудочном зонде «кофейной гущи» до образования множественных острых язв желудка и кишечника.

Таким образом, в послеоперационную палату поступает больной:

1)    страдавший перед операцией гипоксемией или сердечной недоста-
точностью либо тем и другим;

2)      перенесший травму сердца;

3)      перенесший искусственное кровообращение.

В чем же сложность оценки больного после операции на сердце? Единство функции сердца и системы кровообращения в целом и создает эту сложность.

Лучи Рентгена позволили увидеть структуру кости, диагностировать нарушение функции желудочно-кишечного тракта, выявить опухоли и язвы желудка и кишечника. Асептика и антисептика дали возможность избегать во время вмешательства на тканях и органах организма инфекции, антибиотики вооружили нас мощнейшим оружием в борьбе с инфекцией. Интра-трахеальный наркоз, искусственное кровообращение, кардиоплегия и длительная искусственная вентиляция легких обеспечили осуществление сложнейших операций на клапанах и перегородках сердца. Так качественные скачки изменяли лицо медицины. Каждый новый скачок давал в руки медикам новейшие методы диагностики и лечения, и это, в свою очередь, оказывало влияние на их мышление, воспитывало их мировоззрение. Нечто подобное произошло и сейчас.

Еще совсем недавно врач не имел возможности одновременно сосчитать частоту пульса и частоту дыхания. Для определения минутного выброса сердца необходимо было потерять 1,5—2 ч, а о нарушениях кровообращения и функции сердца судили только по показаниям периферического кровообращения. Применение современных мониторов явилось революционным шагом, позволившим медикам получить одновременную регистрацию свойств и функций организма. Позже при мониторировании была использована счетно-вычислительная техника.


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10