Первые шаги


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Мы оперировали в барооперационной под повышенным давлением, вели уникальные исследования. Вполне отдавали себе отчет: рискуем и больным, и собой. То, что мы делали, делалось вообще впервые, поэтому каждой операции предшествовали серьезные и смелые эксперименты на собаках, у которых путем операции было создано хроническое кислородное голодание. Первые теоретические выкладки, оригинальные опыты с прекращением  кровообращения  в условиях повышенного  барометрического давления, а также при сочетании последнего с гипотермией, т. е. охлаждением организма... В результате возникло целое направление по изучению влияния повышенного барометрического давления при кислородном голодании. Первые успехи в лечении острых гипоксических осложнений со стороны головного мозга, первые в стране больные, выжившие после развития у них воздушной эмболии головного мозга. Наконец, первые в мире роженицы, страдавшие тяжелейшим пороком сердца, находившиеся в критическом состоянии и благополучно разрешившиеся в барокамере.

Наш труд в этой области высоко оценен — в 1977 г. нам с В. А. Бухариным и Л. А. Бокерия присуждена Ленинская премия. Дело двигалось отнюдь не гладко: были силы, противоборствующие этому. Но это помогло мне еще и еще раз ощутить огромную любовь моих друзей. Вдохновленные высочайшей наградой, мы с новыми силами продолжали работу. Особенно трудно в разработке хирургии сердца нам дались клиника, диагностика и хирургическое лечение сложных, комбинированных врожденных пороков сердца, многие из которых в недалеком прошлом считались неоперабельными. К этим порокам в первую очередь относились: полная транспозиция аорты и легочной артерии с большим дефектом межжелудочковой перегородки, общий артериальный ствол, атрезия трехстворчатого клапана, редко встречающиеся пороки, а также хирургическая коррекция тетрады Фалло после ранее перенесенного анастомоза между восходящей аортой и правой ветвью легочной артерии. Хирургическое лечение этих пороков до сих пор плохо разработано. В силу сложности проблемы ею занимаются только отдельные центры. В нашем институте, после того как В. А. Бухарин занял место заместителя директора, на пост заведующего отделением врожденных пороков сердца выдвинут молодой В. П. Подзолков, неизмеримо много сделавший для разработки проблемы хирургии врожденных пороков сердца у детей старше трех лет.

Будучи назначенным в 1966 г. директором института, я вынужден был часть моих прежних функций передать в руки моих сотрудников. Нечего и говорить, что я искал верные и надежные руки. Именно такие руки у В. П. Подзолкова — прирожденного хирурга и широкоэрудированного исследователя. Я с радостью поделился с ним своим опытом клинициста. Этот опыт в сочетании с его собственным превосходным знанием сложных врожденных пороков сердца позволил Подзолкову значительно продвинуться вперед в этой ответственнейшей и малоизведанной области. Он подбирал для операций самых трудных больных; своей сосредоточенностью, собранностью, ободряющей улыбкой вселял надежду на успех — и действительно добивался успеха в таких сложных вмешательствах, как, например, повторная радикальная коррекция тетрады Фалло после ранее созданного анастомоза Ватерсто-уна — Кули с пластикой правой ветви легочной артерии. Эта операция, длящаяся порой 6 ч, а то и более (особенно когда сердце оказывается замурованным в плотных сращениях, от которых необходимо избавиться, осторожно высвобождая все его элементы и сосуды), часто требует не только навыка и терпения, но и физической выносливости. И при этом Подзолкова никогда не видели усталым или раздраженным: после самой сложной операции можно было быть уверенным в том, что его больной весь критический период ни на секунду не останется без внимания.

Диссертация его посвящена сочетанию аномалий развития сердца с врожденными пороками. Естественно, он стал одним из лучших в стране специалистов по данному вопросу. И если дополнить его уникальный опыт в диагностике сложных пороков знаниями В. А. Бухарина, Ю. С. Петросяна, А. В. Иваницкого — прекрасных специалистов в данной области, то станет ясным и достаточно обоснованным выполнение нами ряда сложнейших операций впервые в нашей стране. Так, была выполнена операция, схема которой была предложена Растелли (молодым хирургом из клиники Мейо в Рочестере): при полной транспозиции магистральных сосудов в сочетании с дефектом межжелудочковой перегородки и стенозом легочной артерии коррекция общего артериального ствола у детей старшего возраста, а также ряд сложнейших радикальных вмешательств при тетраде Фалло после ранее выполненного анастомоза по Ватерстоуну — Кули. И наконец, первая успешная в нашей стране коррекция при трикуспидальной атрезии по методу, предложенному французом Фонтеном. Детали этой операции разработаны в основном Гордоном Даниельским из клиники Мейо и Дональдом Доти из университета Огайо. В 1982 г. мы с В. П. Подзолковым были в США и присутствовали на такой операции. Вскоре после этого он ее с успехом выполнил впервые в стране (до него ее выполнял В. А. Бухарин, используя искусственный ствол легочной артерии). В активе Подзолкова и редчайшие операции при сложных формах аномального дренажа легочных вен (его доклад на эту тему был с величайшим интересом выслушан в клинике Бансона в Питсбурге). Все это позволяет мне назвать В. П. Подзолкова одним из лучших в нашей стране специалистов в области сложных врожденных пороков сердца у детей старше трех лет.


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10