Первые шаги


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Долго думали, советовались, взвешивали. Стали класть в отделение трех-четырехлетних детей. Но не все решались быть к этому причастными. Шел 1966 г. Помню, как перед одной из первых операций у трехлетнего ребенка я просил анестезиологов взяться за наркоз, но все мне отказывали.

В то время наш институт с группой коллег-американцев посетил Генри Сван из Денвера (Колорадский университет). Я ему откровенно завидовал: в 1953—1954 гг. он первым в мире с успехом выполнил на открытом сердце с выключением последнего под гипотермией вальвулопластику при клапанном стенозе легочной артерии и аорты. Позже при встрече с Бигелоу я спросил его: «Вы первый в мире предложили метод выключения сердца из кровообращения под гипотермией, а первые операции в клинике выполнили Льюис и Тауфик (ушивание дефекта межпредсердной перегородки) и Генри Сван. Почему?». — «Очень просто, — ответил ученый. — Они оказались умнее меня. Пока я, как, кстати говоря, и Чарлз Бейли из Нью-Йорка, пытался с использованием этого метода (на выключенном из кровообращения сердце под гипотермией) осуществить невыполнимые операции (например, перемещение аорты и легочной артерии при транспозиции магистральных сосудов), эти хирурги, правильно оценив возможности метода и подобрав соответственно патологию, оказались первыми».

Но как же быть нам? Проблема хирургии раннего детского возраста в стране в целом была в зачаточной стадии. Мы продолжали искать подходы. В Министерстве здравоохранения в отделе материнства и детства работала умная, добрая и решительная М. Н. Никитина. Она познакомилась со всеми материалами, побывала у нас в отделении и в операционной, многое продумала. И вот созрело решение. В это время готовился приказ по министерству о лечении детей раннего возраста. И в этот приказ Маргарита Николаевна включила одним из пунктов указание директорам институтов онкологии, сердечно-сосудистой хирургии им. А. Н. Бакулева АМН СССР и педиатрии создать отделения для оказания помощи больным раннего возраста (до трех лет).

Так в 1966 г. начало функционировать первое в стране отделение хирургического лечения врожденных пороков сердца у детей раннего возраста (первых трех лет жизни).

Очень трудный период. Новые операции, плохо разработанные методы анестезии и реаниматологии. Нет соответствующих кадров, аппаратуры. Изнурительные переживания из-за бесчисленных трагедий. Оперируем больных по строжайшим показаниям, наиболее тяжелых, подчас безнадежных. Создается замкнутый круг: такая тактика обусловливает значительную завышенную смертность. Последняя удручает, временами опускаются руки.

Идут дни, месяцы, годы. Целые главы хирургии сердца, только вчера начатые, постепенно заполняются. Клиника, диагностика и хирургическое лечение коарктации аорты у младенцев, дефектов межжелудочковой перегородки с тяжелой легочной гипертензией, паллиативные вмешательства при тетраде Фалло, транспозиции магистральных сосудов, новые разделы анестезиологии и реаниматологии. Так была написана совместно с Б. А. Константиновым одна из первых в мире книга «Болезни сердца в раннем детском возрасте». Вся эта работа в 1973 г. была удостоена Государственной премии.

Постепенно формировались кадры. Б. А. Константинов защитил докторскую диссертацию. После его ухода отделение возглавил Г. Э. Фальков-ский. А следующая защита докторской В. В. Месхишвили — прекрасным исследователем и врачом. Появилась возможность всю проблему поднять на новый, более высокий уровень. В 1978—1980 гг. проведена огромная подготовительная работа. Закуплена аппаратура. По нашим чертежам друзья из Метростроя в ударном порядке провели необходимые строительные работы. И вот в 1980 г. открыто первое в стране новое отделение интенсивной терапии и неотложной хирургии у новорожденных и детей первого года жизни, находящихся в критическом состоянии. Возглавил это отделение В. В. Месхишвили.

Я ходил по отделению и вспоминал наши первые шаги. Теперь в 1982—1483 гг. смертность при больших дефектах межжелудочковой перегородки у детей с тяжелой легочной гипертензией снижена до 8—10%, выполнены уникальные операции при полном аномальном дренаже легочных вен, транспозиции магистральных сосудов, аортолегочном дефекте, двойном отхож-дении аорты и легочной артерии из правого желудочка. Выполнены первые операции на открытом сердце при критическом стенозе аорты у детей первых месяцев жизни и, наконец, при общем артериальном стволе с использованием искусственного ствола легочной артерии. А ведь все эти дети вчера еще считались неоперабельными и были обречены на верную смерть. Да, на верную смерть на глазах родителей, наступающую постепенно, но неумолимо. Кто может взвесить, какой ущерб государству, обществу несет такая трагедия в семье?

Приступая к работе, большие надежды мы возлагали на освоение метода гипербарической оксигенации. Это направление возглавил Л. А. Бокерия. Предельная четкость и организованность, страстная увлеченность делом, за которое он взялся, огромные способности, чрезвычайно пытливый, конструктивный ум — все вместе обусловило быстрый рост Л. А. Бокерия не только как исследователя, но и как серьезного организатора научно-исследовательской работы. С первых месяцев его пребывания в институте мы принялись за постройку операционной барокамеры. Здесь тоже помогли верные друзья из Метростроя; большую поддержку оказал Я. П. Рябов, который был в то время первым секретарем Свердловского обкома КПСС. Он свел нас с директором одного из уральских заводов. Так была построена и установлена в кратчайший срок первая в стране операционная-барокамера. В ней были осуществлены первые в стране операции на сердце в условиях гипербарической оксигенации, впервые в мире были выполнены операции с применением искусственного кровообращения. В работу включился хирург В. А. Бухарин, преданный нашему делу и увлеченный им человек.


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10