Пересадка сердца


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

На секции диагноз был подтвержден. В легких, печени и селезенке обнаружены тяжелые изменения, свидетельствовавшие о глубоких расстройствах кровообращения в этих органах. Операция пересадки сердца технически была проведена правильно, анастомозы герметичны. Правожелудоч-ковая недостаточность пересаженного сердца, по-видимому, была обусловлена тяжелыми изменениями сосудистой системы легких больной и относительно длительными гипоксическими эпизодами у донора.

Приведенное наблюдение показывает, что, наряду с общественными проблемами пересадки сердца (тканевая несовместимость и пр.), существует ряд трудностей, которые характерны для становления нового метода в клинике (уточнение показаний к операции, выбор донора, контроль за состоянием миокарда до пересадки и др.) и которые могут быть успешно преодолены только в практической сфере. Способ, использованный при заборе и сохранении сердца донора вне организма, в принципе представляется нам перспективным, однако, как и во всяком новом способе, отдельные его стороны в дальнейшем могут быть значительно видоизменены и усовершенствованы.

В заключение следует отметить, что первый опыт организации и подготовки к трасплантации сердца, а также технически успешное проведение вмешательства в клинике позволяет нам с оптимизмом смотреть на ближайшее будущее проблемы пересадки сердца в нашей стране».

В январе 1969 г. в повестке дня заседания Московского общества хирургов стоял доклад А. А. Вишневского об этой операции. Переполненный зал, люди стоят в проходах, теснятся к председательскому столу. Появление Александра Александровича на трибуне было встречено дружными аплодисментами. Хирургическая общественность Москвы достойным образом оценила дерзание замечательного хирурга, а Борис Александрович Петров, который председательствовал на заседании, сказал в заключение: «Не все и не всегда гладко происходит даже при обычных операциях. Неизмеримо труднее положение хирурга, производящего операцию впервые. Проиграть сражение — не значит проиграть войну. Бывает, что поражение, напротив, способствует победам в дальнейшем. Вишневский заслуживает высокого признания как хирург, совершивший эту операцию, он преодолел трудный психологический барьер, проявил не просто решимость, но и гражданскую смелость».

Летом того же года Александр Александрович участвовал во II Международном симпозиуме по трансплантации сердца в Монреале, куда приехали также Кристиан Барнард, Ганс Селье и другие всемирно известные ученые. В трудах этого симпозиума помещена статья А. А. Вишневского и В. Ф. Портного, посвященная защите миокарда во время пересадки сердца в клинике. Это свидетельствовало о том, что коллектив, руководимый А. А. Вишневским, продолжил интенсивные экспериментальные исследования по трансплантации сердца и смежным работам.

Что касается нас, нашего института, то и мы очень внимательно следили за деятельностью А. А. Вишневского, равно как и за всем, что делалось в мире в области пересадки сердца. Отнюдь не пассивно следили, но об этом чуть позже.

В 1967 г. в Москву прибыл из Парижа Шарль Дюбост. Он был гостем нашего института и прилетел на нашу сессию. День приезда в Москву совпал с чрезвычайно важной для него датой: ровно год назад он сделал пересадку сердца аббату Булоню, и тот был жив и в целом благополучен. Мы радовались вместе с нашим гостем.

Лекция по пересадке сердца собрала большую аудиторию. В ней было рассказано о многочисленных экспериментах на собаках, обо всей подготовке к операции. Мы узнали, что при его клинике была построена специальная палата, в которой давалась возможность вести работу в стерильных условиях. Главным помощником Дюбоста был Кашира, хороший хирург и пытливый исследователь (после ухода от своего шефа он возглавил экспериментальную службу во вновь выстроенном прекрасном госпитале им. Анри Мондора; одновременно он продолжал оперировать и в клинике). Учениками Дюбоста являются и другие исследователи, имена которых известны далеко за пределами Франции: Карпантье, Пивника, Блондо, Д'Аллен, Гильме и другие.

После выключения АИК восстановилось кровообращение за счет деятельности пересаженного сердца. На ЭКГ зафиксирована смена ритмов: синусовый ритм с частотой 122 сокращения в минуту периодически сменялся узловым ритмом с частотой ПО сокращений в минуту. Артериальное давление поддерживалось на уровне 70 мм рт. ст. Грудная стенка ушита наглухо с оставлением дренажей в правой плевральной полости и полости перикарда. Кровопотеря возмещена прямым переливанием крови.

Однако через некоторый промежуток времени появились признаки правожелудочковой недостаточности миокарда на фоне хорошего состояния левого желудочка. Применение строфантина, хлористого кальция, изупре-налина и других медикаментозных средств эффекта не оказывало. На протяжении последующих часов сердечная деятельность периодически поддерживалась путем вспомогательного искусственного кровообращения через бедренную артерию и вену (минутный объем 1,5—2,5 л/мин). При этом сохранялась электрическая активность головного мозга, сохранялись на должном уровне показатели гемодинамики и основные константы внутренней среды организма. На ЭКГ отмечалась миграция ритма в пределах атриовентри-кулярного узла и пучка Гиса. Однако спустя 25 часов после операции развился отек головного мозга и появились признаки почечно-печеночной недостаточности. Несмотря на все предпринимаемые меры, через 33 часа после операции наступила остановка сердечной деятельности.


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10