Пересадка сердца


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Прошло 12 лет. Мы вместе с Л. А. Бокерия прилетели в город Феникс (штат Аризона, США) на симпозиум, посвященный использованию клапана святого Иуды. Это абсолютно новая и весьма перспективная модель клапана с двумя замыкающими кольцо полустворками. (Напомню читателям, что святой Иуда не имеет ничего общего с известным библейским персонажем, предавшим Христа. У католиков святой Иуда — поборник помощи бедным и страждущим.)

На симпозиуме мы снова встретились с Барнардом и Лиллехаем, и это была встреча друзей, коллег, относящихся друг к другу с большим уважением. Тогда же состоялось наше знакомство с Сеннингом из Лозанны, первым в мире предложившим радикальную коррекцию при полной транспозиции магистральных сосудов, и Липли из Милуоки. К моменту нашей встречи Липли имел пациента с пересаженным сердцем, жившего уже 10-й год после операции. Сам Липли — загорелый, подвижный, легко контактирующий человек — незадолго перед этим перенес операцию аорто-коронарного шунтирования двух коронарных сосудов — правой и передней нисходящей. Чувствовал он себя хорошо.

Александр Александрович Вишневский начал готовиться к операции пересадки сердца задолго до получения известия об операции Барнарда. Вишневский вообще долгие годы занимался проблемой трансплантации органов и немало в ней преуспел.

Я не раз убеждался, что для многих людей, в том числе даже для некоторых медиков, операция пересадки сердца оказалась явлением неожиданным. Они расценивали ее как случайное мероприятие, дань моде. Разумеется, это не так. Событие, о котором идет речь, подготовлено нелегким, а порой и мучительным трудом многих и многих специалистов. Еще в 50-х годах в Институте хирургии им. А. В. Вишневского АМН СССР работал Владимир Петрович Демихов, внесший неоценимый вклад в проблему трансплантации. Обладая виртуозными способностями хирурга и недюжинным умом исследователя, Владимир Петрович разработал технику пересадки сердца, пересадки сердца вместе с легкими, пересадки головы, почек. Мне довелось встречаться с ним, и я любил смотреть, с какой скоростью движутся руки замечательного хирурга, манипулируя сосуд ос шивающими аппаратами; как он прерывает кровообращение в головном мозге донора всего на 2—3 мин., с тем чтобы восстановить проходимость сосудов, питающих головной мозг.

С этим именем у меня связан и такой эпизод. Меня, тогда молодого специалиста, вызвали в министерство и предложили возглавить комиссию по проверке работы В. П. Демихова. Я ответил, что этот ученый для меня — огромный авторитет, человек, неоценимо много внесший в разработку проблемы трансплантологии, поэтому я согласен быть председателем комиссии лишь в одном случае — если нашей задачей станет поддержка всей его работы. Тогдашний заместитель министра здравоохранения И. Г. Кочергин дал на это добро. Комиссия высоко оценила деятельность лаборатории, руководимой Демиховым, и предложила представить к защите на докторскую степень всю совокупность его трудов. Демихов тогда даже не был кандидатом наук. Состоялась защита, и ученый совет голосовал за присуждение Демихову вначале кандидатской степени и сейчас же после этого докторской.

Уже в те годы А. А. Вишневский писал: «...наши потомки увидят один из величайших триумфов хирургии — увенчавшуюся успехом операцию пересадки сердца». В это время в Институте хирургии им. А. В. Вишневского АМН СССР, возглавляемом Александром Александровичем, велись исследования по трансплантации конечностей, почек, сосудов; в 1963 г. начались эксперименты по консервации сердца вне организма. Эта работа в конечном итоге и вылилась в создание оригинальной, детально изученной и обоснованной техники перфузии изолированного сердца во время его трансплантации.

После публикации отчета о первой успешной операции пересадки сердца, выполненной Барнардом, Александр Александрович, собрав коллектив, объявил о необходимости приступить к соответствующим экспериментам. В этих экспериментах был обоснован оригинальный прием рассечения стенки правого предсердия, сохраняющий проводящие пути сердца. Затем Вишневский с сотрудниками добивается стабильных результатов функции в опытах с ортотопической трансплантацией сердца. Таким образом, для операции все оказалось готово. И Александр Александрович, будучи главным хирургом Советской Армии, с разрешения министра обороны А. А. Гречко решился предпринять попытку пересадки сердца в клинике госпитальной хирургии Военно-медицинской ордена Ленина академии им. С. М. Кирова. В клинике, которой руководил Иван Степанович Колесников, было создано специальное отделение, оснащенное всем необходимым оборудованием. Из числа врачей Института хирургии им. А. В. Вишневского АМН СССР и Военно-медицинской ордена Ленина академии им. С. М. Кирова были сзданы бригады с четким распределением функций.


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10